Газета мещерская сторона знакомства рязань

А. Попов: По мещерскому краю

газета мещерская сторона знакомства рязань

Знакомство Паустовского с Мещерой началось с изучения обрывка Он тянулся от Рязани почти до Владимира». . «Семья Зуевых», повести « Исаак Левитан» и «Мещерская сторона», Она очень польщена тем, что в местной газете была, оказывается, заметка о том, что мы жили летом у нее в доме. Мещерская Сторона. 19 лет. Место Рязань (Рязанская область), Россия. Американский журнал Vogue назвал самые популярные прически, ставшие. Рязань: Сетевое издание ПРОВИНЦИЯ.РУ Российский информационный портал.

Бобры, норы которых заливает водой, спасаются на заранее построенных плотиках, а лоси отсиживаются на немногих, оставшихся сухими бугорках.

Наверное, потому и называют в Мещере эти песчаные бугорки "островами".

Разведопрос: Павел Перец про покушение Веры Засулич на губернатора Трепова, часть первая

Даже когда схлынут вешние воды и они снова оказываются на сухом месте. Но вот реки, словно обессилев, входят в берега и начинают течь медленно и степенно.

Рек здесь много, и все они имеют какие-то симпатичные, по-домашнему простые названия: Бужа, Кадь, Гусь, Поля. Наступает осень, и Мещера, как заяц-беляк, меняет свою окраску. Заря холодней и багровей. Уже в облетевшей дубраве Разносится звон синиц. Осины и клены в последний раз надевают яркие, как крестьянские платки, наряды: Опадают листья в дубравах.

Холодный ветер гонит их по лесным просекам, заваливает доверху канавы да лощины. Ночью листья покрываются инеем. Хмурые тучи нависают над опустевшим лесом. А где-то вверху тревожно курлыкают журавли, прощально помахивая крыльями. Значит, зима уже у порога Среди тех, к кому мы обратились с анкетой, был и еще один товарищ. Он смущенно потоптался на месте и как-то неуверенно посмотрел на нас: Странное дело, но и многие другие наши друзья тоже не могли сразу ответить, где же находится этот удивительный лесной уголок.

А расположен он совсем недалеко от Москвы, и, для того чтобы добраться до него, нужно потратить всего несколько часов. Давайте посмотрим на карту, обыкновенную географическую карту Подмосковья. Зеленые пятна — это леса, желтые—луга и возвышенности, темные кружочки — населенные пункты с мелкой паутиной расходящихся от них шоссейных и проселочных дорог.

Вот здесь, в огромной излучине Оки, и раскинулась гигантским зеленым треугольником Мещерская низменность, нацеливаясь своим острием в пригороды Москвы. Северная сторона этого треугольника ограничена рекой Клязьмой, юго-западная и южная Москвой-рекой и Окой, а основание треугольника покоится на Судогде и Колпи — реках, омывающих Мещерскую низменность с востока.

С севера на юг этот треугольник разрезается цепочкой Клепиковских озер и синенькой змейкой реки Пры. Миллионы лет назад на том месте, где сейчас расположена Мещерская низменность, было море. Потом море отступило, оставив после себя залежи глины, песка и мергеля. В ледниковый период вся приокская территория оказалась покрытой, словно панцирем, толстым слоем льда.

Огромные ледниковые лавины, надвигаясь с севера, превратили Мещеру в плоскую равнину с небольшим уклоном к Оке. Когда ледник растаял, наносы песка образовали толстую песчаную подушку, под которой начинались водонепроницаемые слои юрских глин.

Они-то и задерживали влагу, являясь как бы дном гигантского глиняного подноса. Отсюда и болота, и бесчисленные водоемы, и мелководные мещерские озера. Свое название Мещерская низменность получила от древнего финского племени мещеры, обитавшего здесь наряду с мордвой и муромой еще до появления в этих местах славян. Мещеряки жили в основном по берегам рек и озер, занимались скотоводством, охотой, рыболовством и земледелием.

Мещера и мурома, являющиеся предками современной мордвы, по-видимому, уже тогда имели общий Язык. Один из крупнейших военачальников Ивана Грозного, Князь Курбский, вспоминая о своем походе через рязанскую землю, пишет: С IX—Х веков коренных жителей этого края стали вытеснять славянские племена вятичей и кривичей. На месте старого поселения мордовского племени эрзя, родственного племени мещеры, возник город Рязань— столица вятичей. Ученые предполагают, что это название славяне позаимствовали у племени эрзя Рязань— это славянская форма слова "эрзань".

Между прочим, так зовет себя одна из ветвей мордовского народа и. Постепенно славяне заселили и Мещерский край. Племя мещера частью было ассимилировано, частью оттеснено к Волге. Однако название осталось, и те места, где некогда обитали финские племена, с незапамятных времен называют Мещерским краем или просто Мещерой.

Если вы посмотрите на карту, то увидите, что этот лесной край с трех сторон окружен густонаселенными и крупными промышленными центрами: Москвой, Владимиром и Рязанью. И вся Мещера тоже делится административно на три части. Есть Мещера Московская, Владимирская и Рязанская. Где-то в районе Клепиковских озер они сходятся вместе, чтобы потом снова разойтись в разные стороны. Близость крупных промышленных областей создает отличные условия для развития в Мещере туризма.

Ежегодно летом и зимой, на лодках и пешком, на велосипедах и на лыжах в походы отправляются тысячи туристов. И каждый из них находит здесь то, что его интересует: И, плененные красотой этого края, возвращаются сюда снова и снова, потому что Мещера принадлежит к таким местам, которые никого не оставляют равнодушным. Ворота в Мещерский край В прежние времена попасть в Мещеру было довольно трудно. Редкие путешественники, посетившие этот край в конце прошлого столетия, в один голос утверждали: Железных дорог не было, грунтовые дороги находились в ужасном состоянии.

Единственный путь сюда лежал через небольшой лесной поселок Солотча, расположенный в двадцати километрах к северу от Рязани, у самой границы мещерских лесов.

Наверное, потому и укрепилось за Солотчей название "ворота в Мещеру". Через этот поселок, пересекая болота и леса, шла грунтовая дорога из Рязани в сердце Рязанской Мещеры Спас-Клепики и дальше в Егорьевск. Непролазная грязь, колдобины и ямы, расшатанные, пришедшие в негодность деревянные мосты—таким был этот тракт в недалеком прошлом. На всём пути от Рязани до Клепиков стояло всего несколько постоялых дворов и смолокуренных изб, а вокруг—леса и болота на сотни километров.

Осенью и весной по этой дороге нельзя было проехать — экипажи и телеги завязали по самые колеса. У местных крестьян существовал даже особый промысел — вытаскивание застрявших карет. Завидят какой-нибудь экипаж и сразу же бегут к уже проверенным на практике грязевым ловушкам. Терпеливо ждут, пока карета застрянет понадежнее, а потом шапки долой — и к барину: В начале х годов прошлого века у разбитой повозками и экипажами грунтовой дороги появился соперник — узкоколейная железная дорога.

Построена она была в году для вывозки леса из Келецко-Солотчинской дачи. В эти годы страшные лесные пожары и голод окончательно разорили мещерских мужиков.

Боясь волнений крестьян, правительство было вынуждено устроить в Келецко-Солотчинской даче общественные работы по заготовке леса. В короткий срок было заготовлено такое огромное количество древесины, что вывезти ее на лошадях было просто невозможно. Вот тогда-то и была построена узкоколейка длиною в сорок три версты. Потом ее продлили до станции Тума, оснастили пассажирскими и товарными вагончиками, и она долго была единственным средством сообщения Рязани с Мещерским краем. По узкоколейке ездили на работу в город, на базар, перевозили лес и торф.

С холма Солотчинского кремля открывается вид на пойму реки Солотчи и старицы Оки Дорога производила впечатление какой-то игрушечной. Маленькие паровозики натруженно тащили неказистые вагончики, битком набитые пассажирами. Вдоль сего пути были построены деревянные вокзальчики. От Солотчи до Рязани всего 20 километров, но поезд проходил это расстояние за целый час.

Двигался он медленно, и, говорят, его ничего не стоило догнать на лошади. Во время весеннего разлива Оки движение по узкоколейке прекращалось. Эта любопытная дорога дожила до наших дней и очень красочно описана Паустовским в его мещерских рассказах. Но, видимо, перемены захватили и этот, некогда глухой и безлюдный лесной край. В прошлом году мы решили проехать по узкоколейке от Рязани до Солотчи, пришли на маленький пустынный вокзальчик, но поезда так и не дождались.

Как в свое время железная дорога отобрала всех пассажиров у грунтовой дороги, так теперь труженица-узкоколейка уступает свое место отличному шоссе. Это шоссе — гордость рязанцев. Идет оно от Рязани до Клепиков и дальше на Туму и Касимов и является частью огромного асфальтированного Рязанского кольца, которое связало самые отдаленные, глубинные районы Рязанской Мещеры. Теперь комфортабельный автобус, мягко шурша шинами по асфальту, доставит вас из Рязани в Солотчу за какие-нибудь полчаса.

  • ГБУК «Библиотека им. К.Г. Паустовского» Рязанская К.Г. ПАУСТОВСКОГО. Рязань 2012
  • Мещерская Сторона
  • По мещерскому краю

Дорога идет по окским заливным лугам, мимо поселка Шумашь, возле которого на песчаных холмах была обнаружена стоянка людей каменного века, через село Поляны и производственные постройки Полянской лугомелиоративной станции, мимо Аграфениной пустыни, куда п свое время великий князь московский Василий III сослал рязанскую княгиню Аграфену Федоровну — мать последнего рязанского князя Ивана Ивановича. Так современность переплетается с историей, настоящее с прошлым. Возле Солотчи шоссе вступает в пределы знаменитых мещерских лесов.

Огромные сосны подступают к самой дороге. С глухим стуком падают на асфальт шишки. Ветер метет сосновую хвою. А дорога все бежит и бежит вперед по болотам, по сосновым борам, туда, где сплошной стеной стоят мрачные и таинственные мещерские леса. Эти глухие леса да бездорожье в свое время оберегали мещеряков от многих бурь и невзгод, укрывал их от набегов кочевников. Вихри истории, урагане" пронесшиеся над рязанской землей, обошли стороной Мещерский край.

Тщетно мы будем искать в истории Мещеры каких-либо крупных исторических событий. Она никогда не имела политической самостоятельности и всегда подчинялась более могущественным соседям. Во время наибольшего расцвета Владимиро-Суздальского княжества великий князь Всеволод распространил свою власть на рязанскую землю и Мещеру.

В одной из летописей рассказывается о походе его воинов к реке Пре: Во второй половине XIV века мы видим Мещеру, уже поделенную между четырьмя княжествами. Ее северная часть принадлежала Муромскому, Владимирскому, а позже и Московскому княжествам, южная же Мещерская сторона —Рязанскому. Древней столицей Мещерского края был Городец-Мещерский, упоминаемый в летописи под годом и получивший по имени татарского царевича Касима название Касимов.

Рязанцы были первыми, кто принял на себя удары татаро-монгольских полчищ—неведомых до того на Руси азиатских кочевников, захвативших к тому времени все "дикое поле", как тогда называли южные степи.

В году Батый подошел к Рязани и, взяв ее приступом, разорил до тла, перебив всех защитников. В страхе перед татаро-монгольскими завоевателями многие жители бежали за Оку и скрылись в мещерских лесах, где их не могла достать конница Батыя. Да и в дальнейшем мещерские леса неоднократно были прибежищем для тысяч рязанцев, спасавшихся от набегов татар. Когда в году в пределы Рязанского княжества вторглись полчища Мамая, то, как говорится в одной из летописей, "князь Олег Рязанский не успел собрать войско, покинул город и ушел за Оку реку с людьми своими".

Там, в мещерских лесах, недосягаемых для татар, он и отсиживался со своею дружиной до тех юр, пока Мамай, разоривший Рязань и другие города, нe покинул пределов княжества. Справа — надвратная церковь, построенная по проекту крепостного зодчего Я. Бухвостова Как и многие поселения по реке Оке, Солотча играла роль сторожевого поста, охраняющего подступы к Рязани и Москве. Хотя на Куликовом поле в году татары и потерпели сокрушительное поражение, их набеги на русские земли не прекращались.

К этому времени и относится основание рязанским князем Олегом Ивановичем Солотчинского монастыря год Наверное, была у хитрого и честолюбивого князя еще одна причина для сооружения монастыря: Олег Рязанский готов был идти на все, даже на союз с татарами, лишь бы не подчиняться московскому князю, за что многие летописцы справедливо наделяют его отнюдь не лестными эпитетами: Перед смертью Олег постригся в монахи и был в году похоронен в Солотчинском монастыре.

Там же хранилась и его кольчуга, которая после революции была передана в Рязанский краеведческий музей. Солотчинский монастырь — одна из самых интересных достопримечательностей этого небольшого, ныне курортного поселка. Стоит он на крутом обрывистом берегу, поросшем ветлами и тополями.

Внизу блестит излучина старицы Оки, в которую справа впадает река Солотча. А дальше, насколько хватает глаз, раскинулись бескрайние окские луга со стогами сена и блюдечками пойменных озер.

Кирпичная монастырская стена, обрываясь к старице, опоясывает тугим кольцом внутренние постройки. За этими глухими стенами на крови и поте крепостных жирели монахи и попы, прибирая к своим рукам лучшие земли и угодья, разоряя крестьян непосильными поборами. Отсюда алчные руки духовенства и феодалов протягивались к землям мордвы и мещеры. Монастырь рос и богател, а вокруг него росли всевозможные службы, развивались ремесла.

Солотчинские каменщики уже тогда удивляли всех своим мастерством. Они строили крепкие монастырские стены и церкви, возводили легкие, устремленные в небо колокольни и приземистые хозяйственные амбары.

А слава об искусных солотчинских богомазах и позолотчиках гремела по всей рязанской земле. До сих пор на территории монастыря возвышаются изумительные по красоте и изяществу постройки, возведенные талантливыми солотчинскими мастерами. Реставрационные работы в монастыре еще не закончены, но уже сейчас во всем своем величии предстают перед нами творения мещерских строителей: После того как Рязанское княжество было присоединено к Московскому, встал вопрос о том, как обезопасить южные границы от набегов татар.

В XVI веке, во времена Ивана Грозного, было начато сооружение засечной черты "для бережения всего Московского государства, а не для девяти деревень".

газета мещерская сторона знакомства рязань

На сотни километров протянулись с запада на восток лесные завалы с укрепленными деревянными крепостями—"городками", в которых содержались небольшие гарнизоны. Засека шла от брянских лесов через Тулу, упираясь своим восточным флангом в мещерские леса и болота. Строили засеки крепостные крестьяне, в том числе и Мещерской стороны. Строили в тяжелейших условиях, часто без инструментов и продовольствия.

Руководитель сооружений Красносельской Рязанской засеки воевода Волконский докладывал в году в Москву, что "деловцы бегают" и "застав неким рубить". И тем не менее засечная черта была сооружена и сыграла выдающуюся роль в обороне южных границ нашего государства. Рязанские "деловцы" и мещерские лесорубы вложили в нее много сил и таланта, закрыв подступы к Москве. Позднее эти сооружения потеряли свое значение и пришли в упадок.

Мещёрская сторона

Но еще долгое время Мещера служила местом, где находили приют крепостные крестьяне, бежавшие от притеснений помещиков, и раскольники, стремившиеся в глухих лесах скрыться от недремлющего ока православной церкви.

Мещера и ее богатства издавна привлекали к себе внимание помещиков и заводчиков. Еще с XVI века сюда начали переселять крепостных крестьян. Но земля была скудна, заболочена и плохо родила. Вот тогда и возникла впервые мысль об осушении мещерских болот. В конце прошлого века в Мещеру была направлена мелиоративная экспедиция генерала Жилинского. С большой энергией принялся Жилинский за осушительные работы. Тысячи солдат и крестьян по колено в воде под непрестанный комариный гул рыли каналы и осушительные канавы, чтобы спустить в реки излишние воды из болот.

Большие работы развернулись в районе Солотчи, Кельцов, Криуши Об этих грандиозных по тем временам мелиоративных мероприятиях известные русские географы и путешественники, большие знатоки Рязанского края П.

Он тянется на запад от железной дороги до р. Цны, притока Оки, и на восток — до р. Ламши и притоков Оки. Болота, или "мшары", расположены в бассейнах рек Шьи, Солотчи, Пры, Вокши и Ламши и занимают обширные казенные лесные дачи. Из них в Куршинской в истоках Ламши прорыто более 15 верст, устроено 7 верст гатей и 58 мостов. Кроме того, здесь расширены 62 мелкие речки и устроена паровая лесопильня, так как по некоторым каналам производится сплав леса Едва ли, однако, затраты на все эти сооружения находятся в соответствии со стоимостью и доходностью десятин земли при сомнительной ее плодородности".

Остатки этих каналов до сих пор можно видеть и под Солотчей, и в районе реки Пры, и на территории Окского заповедника. За двадцать лет с конца х до конца х годов XIX века экспедиция Жилинского провела сотни каналов, но селиться на этой земле никто не захотел. Работы по осушению мещерских болот были прекращены. Каналы заросли лесом и кустарником, мосты и гати сгнили, расчищенные речки заплыли илом и песком, и вся мелиоративная система пришла в негодность, Между тем жизнь подтвердила правильность идей Жилинского.

Осушенные болота при правильном их использовании давали великолепные урожаи капусты, картофеля, овощей, сена. Оказывается, под слоем болотной воды и торфа лежали чудесные "золотые" земли, замечательные луга и пастбища, которые как будто только и ждали, когда люди примутся за их освоение. В советское время началось планомерное наступление на мещерские болота. По всей Мещере была создана широкая сеть машинно-мелиоративных станций, оснащенных замечательной техникой.

Они осушили уже многие тысячи гектаров заболоченных земель, построили десятки километров магистральных каналов-водоприемников, раскорчевали и привели в порядок заросшие осокой и кустарником луга.

Полным ходом идут в Мещере осушительные работы. Пройдет немного времени, и на месте этого болота раскинутся плодородные колхозные поля Но задача освоения Мещеры не под силу одним мелиораторам.

Работы ведутся широким фронтом и комплексно с участием почвоведов, ихтиологов, зоологов, экономистов, геологов.

Проведены большие изыскания в Клепиковском и Спасском районах, составлен проект регулирования водного режима реки Пры. Пра не случайно привлекает внимание мелиораторов. Протекая по низким и заболоченным местам, она является как бы естественной сточной канавой для избыточных вод Мещерской низменности. Если бы удалось спустить по руслу реки лишние паводковые воды, это значительно понизило бы уровень воды в бассейне Пры, помогло бы осушить тысячи гектаров плодородной земли.

Осушение Мещеры и освоение ее болотистых земель — дело важное, но вместе с тем и чрезвычайно сложное. Оно требует научного подхода к решению целого ряда важнейших проблем, опытов и исследований. Генерал Жилинский рассчитывал осушить Мещеру с помощью одних магистральных каналов и довольно неглубоких осушительных канав. В его распоряжении не было никакой мелиоративной техники, одни только лопаты да гужевой транспорт. И через год, казалось бы, осушенные земли снова заболачивались, потому что очень трудно было с помощью одних довольно неглубоких канав понизить уровень грунтовых вод.

Сотрудники МЗОМС разрабатывают научные методы осушения болот и пойменных земель с помощью закладки дренажных труб, "кротового" дренажа, ложбин и глубоких каналов, врезанных дном в песок. Они создают и испытывают новые мелиоративные машины, внедряют в колхозное и совхозное производство новейшие достижения сельскохозяйственной науки. Осушительные работы в Мещере проводятся в больших масштабах.

Гудят тракторы и бульдозеры на пойменных землях под Солотчей, в районе реки Белой — притока Пры и во многих других местах, чавкают экскаваторы, пробивая прямые, как стрелы, магистральные каналы. И недалеко то время, когда вся Мещера превратится в сказочно богатый край, где на вчерашних болотах и песках будут выращивать такие удивительные урожаи, какие не могли сниться генералу Жилинскому. Это километрах в трех от Солотчи, в местечке, которое носит довольно "болотное" название—Тинка.

Еще в прошлом году на этом месте было непроходимое болото. Гусеничные тракторы проваливались здесь по кабину, и их приходилось вытаскивать тягачами. А огромные экскаваторы с размаху бросали в ржавую воду свои ковши и, тяжело урча, выгребали оттуда море болотной жижи. Теперь Тинка, иссеченная глубокими осушительными траншеями, покорилась людям.

Работы подходили к концу. Бульдозер уже засыпал траншеи, по дну которых были проложены осушительные трубы из керамики.

газета мещерская сторона знакомства рязань

Излишняя влага стекала по этим трубам в магистральный канал-приемник, понижая уровень грунтовых вод. Обратно мы шли через знаменитый солотчинский бор. Бронзовые сосны неподвижно застыли на крутом берегу, где-то вверху тихо гудел ветер, а земля от солнечных пятен казалась огромной расстеленной под соснами шкурой леопарда.

Не знаем почему, но вдруг вспомнились стихи из маленькой книжки, которую мы увидели в солотчинской библиотеке. Сосны дышат росистым рассветом, Поневоле здесь станешь поэтом — Воздух льется в меня, как вино! Со страниц поэтического сборника на нас смотрело энергичное молодое лицо поэта. Всеволод Антонов,— прочли мы в аннотации,—бывший полярник, строитель, кандидат наук. Воздух в Солотче действительно удивительный. И сосны, и песчаные пляжи на старице, и окские луга — замечательные.

Здесь нет ни одного предприятия, ни одного даже маленького завода.

газета мещерская сторона знакомства рязань

Зато есть пионерские лагеря, дом отдыха, гостиница, туристская база. Это поселок туристов и пионеров, любителей—рыбаков и грибников, которые приезжают сюда из Рязани и Москвы целыми семьями. Богаты грибами чудесные солотчинские леса, окрестности живописнейших озер—Черного, Сегден, Урженского Солотча—это поселок художников и писателей. Многие останавливаются здесь, чтобы побродить с этюдником или полюбоваться на знаменитые закаты с холма Солотчинского кремля. Здесь бывали писатели А. Каждый год с ранней весны до осени приезжает сюда и немало туристов, любителей Мещерского края.

Здесь на местной туристской базе начинаются путешествия по Мещере, отсюда туристские группы расходятся по самым отдаленным уголкам этого удивительного лесного края. Через Солотчу едут в Мещеру охотники и самодеятельные туристы.

ГЛАВНАЯ: Рязань - ПРОВИНЦИЯ.РУ

И у въезда в поселок, там, где шоссе Рязань — Тума вступает в пределы мещерских лесов, их приветливо напутствуют дорожные транспаранты: В поход по красивейшим местам Мещеры!

Плакаты и призывы с изображением шагающих туристов, розовощеких здоровяков с налитыми мускулами и бронзовых девушек в ярких купальниках сопровождают вас по всему поселку. Солотча лишний раз напоминает о том, что вы въезжаете в знаменитый Мещерский край.

Ведь не зря же ее назвали воротами в Мещеру. Поход начинается с библиотеки На дворе еще снег, по вечерам метет поземка. Но днем на солнце уже тепло и с крыш начинают капать первые капли талого снега. И чем ближе к лету, тем учащеннее бьется сердце туриста — любителя летних путешествий.

В который уж раз он бережно снимает с гвоздика провисевший всю зиму без дела рюкзак и развертывает старую, потрепанную карту Мещерского края: Прежде всего, конечно, нужно выбрать маршрут. Такой, чтобы был интересным и увлекательным и чтобы отвечал целям путешествия и наклонностям его участников. Пунктиры туристских троп пересекают Мещеру в самых различных направлениях: Если вы новичок в туризме или по каким-либо причинам не сможете подобрать группу для самодеятельного похода, приобретайте туристскую путевку и отправляйтесь в путешествие по плановым маршрутам.

По Рязанской Мещере проложено три таких маршрута, которые начинаются или с Солотчинской турбазы или с ее филиала — туристской базы в Клепиках. Наиболее популярный из них—путешествие на лодках по лесной речке Пре. Он предназначается для любителей водных походов, для тех, кто любит греблю, рыбную ловлю, песчаные пляжи и сосновые боры. Более подготовленным туристам можно рекомендовать другой, не менее интересный маршрут — по озерному краю.

Начинается он от турбазы Клепики, где туристы получают лодки, снаряжение и закупают продовольствие. Отсюда они отправляются в десятидневное самодеятельное путешествие по Клепиковским озерам так называемое Мещерское озерное кольцо.

Это путешествие называется самодеятельным, потому что туристы сами разрабатывают маршрут, сами, без инструктора, плавают по озерам и выбирают места для стоянок.

Есть и еще один плановый маршрут. Он знакомит с достопримечательностями Солотчи, ее архитектурными памятниками и живописными окрестностями. Туристы в течение десяти дней живут на турбазе, отдыхают в чудесном солотчинском бору, катаются на лодках по старице Оки, совершают пятидневный лодочный поход по Оке на родину Сергея Есенина—село Константиново. Но если вам хочется забраться в глухие уголки Мещеры, куда еще не проложены плановые маршруты, если вам нравится открывать новое и неизведанное, если вы любите исследовать и искать, тогда лучше отправляйтесь в самодеятельный поход.

Такое путешествие особенно увлекательно, наполнено тем духом поиска и пусть маленьких, но первооткрытий, которые всегда являются верными спутниками любого интересного похода. Конечно, очень приятно плыть на лодках по рекам, любоваться красотой природы, ловить рыбу и загорать на золотистых пляжах. Но насколько интереснее становится поход, когда не только созерцаешь с лодки проплывающие мимо леса, поля и деревни, а интересуешься историей, экономикой и культурой мест, по которым путешествуешь.

Очень верно сказал об этом известный советский поэт Михаил Светлов: Поиски полезных ископаемых, изучение животного и растительного мира, записи народных преданий и легенд, знакомство с настоящим и прошлым края, с его памятниками и архитектурой—что может быть интереснее и привлекательнее для туриста? Кто знает, вдруг вам повезет и вы найдете то, чего до вас еще никто не находил: Много еще нераскрытых тайн таит в себе наша земля, и кому, как не туристам, быть в первых рядах первооткрывателей.

Глубоко ошибаются те, кто считает, что путешествие начинается с того момента, когда они втиснут свои рюкзаки в узкую дверь отходящего поезда.

Нет, поход начинается раньше, значительно раньше. С подбора группы, с беготни по магазинам в поисках продуктов и снаряжения, с разработки маршрута и, конечно, со скрупулезного изучения района путешествия. Собственно говоря, именно с библиотеки, с путешествия по книжным полкам и каталогам и начинается туристский поход.

И в этом путешествии тоже есть своя прелесть, и своя романтика. Хотя это и не Тянь-Шань или Приполярный Урал, но до сих пор этот район не изучен как следует, много еще белых пятен на туристской карте Мещерского края.

Разрозненные статьи в журналах, отдельные главки в брошюрах и книгах о Рязани и Рязанской области, небольшой путеводитель "Рязань — Солотча — Клепики — Тума", недавно изданный "Атлас Рязанской области"—вот, пожалуй, и вся литература о Мещере. Но это вовсе не значит, что Мещерский край прошел мимо внимания исследователей и краеведов. Много интересных сведений о настоящем и прошлому Мещеры можно найти в трудах Рязанского педагогического института, областного краеведческого музея, Окского государственного заповедника.

До революции немало полезного для изучения Мещеры сделали члены Рязанской ученой архивной комиссии. Ими составлены первые описания населенных мест, произведены археологические раскопки, собран ценнейший географический и этнографический материал. Свои работы рязанские краеведы печатали в "Трудах Рязанской ученой архивной комиссии", а до этого — в неофициальной части "Рязанских губернских ведомостей". После революции их дело продолжило общество исследователей Рязанского края, которое имело свой печатный орган — "Труды общества исследователей Рязанского края".

Туристам — любителям старины следует познакомиться с материалами этих изданий, и доныне представляющих немалый краеведческий интерес. Вообще перед тем, как отправиться в поход, нужно постараться изучить всю литературу, которая имеется по избранному маршруту. И пусть эти издания будут старыми, пусть часто и нельзя согласиться с их авторами, по зато вы узнаете немало такого, о чем только из этих книг и можно узнать: Однажды, копаясь в старых, потрепанных книгах в букинистическом магазине, мы натолкнулись на фолиант в кожаном переплете.

Чья-то осторожная рука вырезала с обложки герб Российской империи, и теперь на его месте зияла круглая, с рваными краями дырка. На переплете красивыми буквами было выведено: Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей под редакцией В.

Есть книги, которые, несмотря на всю их внешнюю солидность и наукообразность, читаешь с захватывающим интересом, забывая, что перед тобой неувлекательный роман, а объемный труд на семьсот с лишним страниц с огромным количеством цифр, таблиц и диаграмм.

Именно к таким любопытным книгам и принадлежит "Россия". Из нее мы почерпнули немало интересных сведений об истории Мещеры, о первых попытках освоения мещерских болот, о народных промыслах и занятиях ее населения, его быте и культуре. Но самой интересной была глава "Замечательные населенные места и местности", в которой дана подробная характеристика сотен крупных и мелких населенных пунктов, говорится о численности их жителей, роде их занятий и. И, несмотря на явную склонность авторов книги к старине, нам было очень интересно узнать о том, что представляла собой шестьдесят лет назад Мещерская сторона.

Каждый раз, готовясь к походу в Мещеру, мы составляли карту района путешествия, на которой кружочками отмечали наиболее интересные туристские объекты, с которыми хотели познакомиться во время похода.

Это могло быть село, известное своими промыслами, или место, где сохранились интересные исторические памятники. И чем дальше мы знакомились с историей Мещерского края, тем больше кружочков появлялось на нашей туристской карте. Раскрашенные в разные цвета, они растягивались вдоль маршрута длинной цепочкой. А за каждым из этих кружочков стояли книги — наши добрые друзья и умные проводники. Особенно интересной оказалась книжка русского географа М. Барановича с довольно скучным и длинным названием: Именно ей мы обязаны многими своими "открытиями".

Издана она в Петербурге более ста лет назад и, как об этом свидетельствует поблекший чернильный штамп на переплете, некогда принадлежала личной библиотеке известного русского историка Ивана Егоровича Забелина. Сами понимаете, когда раскрываешь книжку, которую держал в руках Забелин—современник Чернышевского, Добролюбова, Тургенева, Некрасова — и которая была написана еще до отмены крепостного права, то испытываешь какое-то трепетное волнение, такое чувство, будто держишь в руках кусок далекой и вместе с тем такой дорогой каждому из нас русской истории.

Старые книги тем и интересны, что являются не только любопытными памятниками прошлого, но и заставляют как-то по-новому, другими глазами посмотреть на нашу современную жизнь, открывая в ней стороны, на которые мы раньше просто не обращали внимания. Если вы задумали совершить поход по Мещере, обязательно перечитайте произведения Куприна, Есенина, Паустовского, творчество которых так или иначе связано с этим краем.

Они лучше многих путеводителей раскрывают красоту и богатство Мещеры. Есенин, как никто другой, передал поэзию рязанских раздолий. Очерки Куприна читаются, как этнографические исследования. Побывав в году в Курше, где он проводил землемерные работы, он оставил нам великолепные рассказы "Болото" и "Мелюзга", запечатлев в них картины жизни дореволюционной Мещеры.

А рассказы Паустовского — это маленькая поэтическая энциклопедия современной Мещерской стороны. Они настолько документальны, что по ним можно составлять описания маршрутов и туристских объектов. И даже получить ценные советы, которые могут пригодиться во время путешествия. Туристы на озере Черном Вы помните, наверное, что в одном из своих очерков — он называется "Мещерская сторона" — Паустовский рассказывает о карте этого края, которой он пользовался во время своих странствий.

Карта была старинная, составленная по съемкам, произведенным до года. Там, где на карте были болота, кое-где уже шумел молодой сосновый лес; на месте иных озер оказались трясины".

Каждый турист знает, насколько необходимы в походе карты. Конечно, лучше поновее и покрупнее масштабом. Но путешествовать по старинной карте тоже интересно.

К сожалению, несмотря на предпринятые нами энергичные поиски, мы так и не смогли найти карту, о которой упоминает Паустовский. Зато натолкнулись на след другой, быть может, даже более интересной карты и даже не карты, а целого топографического атласа Рязанской губернии. Коротенькую ссылку на него мы обнаружили в списке литературы, приложенном ко второму тому "России". Мы отправились в историческую библиотеку и, наконец, нашли то, что искали. И вот перед нами огромная, чуть ли не метровая толстая папка в твердом картонном переплете.

На старой, потрепанной обложке надпись: Это были одни из самых подробных и, как потом выяснилось, едва ли не самых лучших топографических карт Рязанской губернии. Мы перевернули несколько твердых хрустящих листов, отыскали нужную карту и Как будто чья-то невидимая рука стерла и черные ниточки железных дорог, со всех сторон опоясавших нынешнюю Мещеру, и красные змейки шоссе, бегущих через болота, и темно-зеленые пятна лесных массивов, и даже многие кружочки населенных пунктов, разбросав вместо них по неоглядным мещерским просторам десятки погостов с одинокими церквами, постоялые дворы, питейные заведения и смолокуренные избы.

Паустовского в Солотче в гг. В последующие годы Паустовский опубликовал несколько краеведческих очерков о рязанской 6 Рязанская Мещера - вторая родина К. После года К. Паустовский и его друг Р. Фраерман нашли приют в усадьбе известного художника-гравера XIX века И. В глубине сада стояла ажурная беседка и рубленная бревенчатая банька, окруженная частоколом.

Сюда приезжали писатели Паустовский и Фраерман с семьями. А потом потянулись и их друзья. В Солотче дважды бывал П.

газета мещерская сторона знакомства рязань

Солотча, дом академика И. Мочанова 7 7 А. Здесь отдыхали и работали А. Гостями усадьбы были писатели В. Пудовкин, профессор ботаники М.

газета мещерская сторона знакомства рязань

Навашин, легендарный летчик М. Усадьба Пожалостина переживала вторую молодость. Паустовского 8 В середине х годов К. В основе этих произведений - подлинные события, участниками или свидетелями которых были сам Паустовский и его друг - писатель Р. В этой книге достоверность материала первых очерков о Мещере сочетается с лирической мягкостью повествования о красоте природы среднерусской полосы.

Академик-гравер Иван Петрович Пожалостин г. Рязань, начало х гг. Срывкина 9 9 П. На переднем плане А. Паустовского 10 Прощальный вечер на кордонеавгуст г. Фраерман, баба Марина, А. Около 50 произведений разных жанров посвятил Паустовский Мещере. А герои его сказок - люди и звери, обитающие в мещерских лесах. Паустовского Здесь он встретился с людьми различных профессий, которые стали прототипами его литературных героев.

Среди вереницы литературных персонажей Паустовского с вымышленными именами и фамилиями встречаются и жители Солотчи и ее округи: Самарского, крестьянин-единоличник Семен Елесин и семья лесника А. Желтова, мальчик-проводник Василий Зотов и знаменитый певец Александр Пирогов. Это и безвестные сторожа, лодочники, паромщики, пастухи, мелиораторы, с которыми свела судьба писателя в мещерской стороне.

И всех их он описал в своих произведениях. Дочери и внучка художника гравера И. Младший сын лесника Вася Зотов стал прототипом многих героев писателя: Любовь к родному краю, природе, лесу, ко всему живому на земле сблизили простого лесника Алексея Желтова и знаменитого писателя К. Фраерман в саду усадьбы И. Пожалостина, начало х годов. Савина 15 15 Мещерский период творчества К.

Паустовского не только связан с краем творчески.